Что есть реальность

«Реальность открылась передо мной». Мы так говорим. Но что происходит на самом деле? Реальность — как целостность — не может открыться субъекту, сколь бы умен или прозорлив он ни был. Открывая реальность, «я» открывает ее лишь в той мере, в какой становится с ней одним, так, что исчезают всякие основания для выделения и первой, и второго.

 

Что есть реальность? Что она собой представляет? Так называемые «лучшие умы» издревле занимаются поисками ответов на эти вопросы. Однако кто становится причастным реальности, тот расплавляется в ней, потому что реальность не объект, а целостность. Это происходит безо всякого насилия. «Лучший ум» исчезает сам собой.

 

Реальность не из чего выделить, потому что вне ее ничего больше нет (что-то есть только внутри чего-то). Как же ее увидеть?

Стало быть, видится только иллюзорное.

 

У тебя по отношению к реальности имеется множество вопросов? Но что ты имеешь в виду под реальностью? Что угодно, только не то, что не есть что-то из чего-то большего. Реальность не есть что-то из чего-то большего. Она есть все, что есть.

Иными словами, она есть то, что никогда не попадет в поле твоего зрения. А ведь вопросы возникают только по отношению к тому, на что упал твой взгляд.

 

Реальность не есть и реальность не не есть. Присутствовать или отсутствовать может только нереальное.

 

Видит ли кто истину, если он видит только фрагмент картины? Разумеется, нет. Фрагмент не может быть истиной. Истина – это вся картина, картина целиком. Но возможно ли тогда ее – истину – увидеть? Похоже, что нет. Ведь мало того, чтобы весь объект, а не только его часть, был виден. Сам объект – это ведь тоже часть пары «субъект – объект». В общем, когда виден весь объект, это еще видна далеко не вся картина. Истина, как картина целиком, это, в пределе, все. Однако все, на что смотрят, всем не является.

Впрочем, истину никто и не стремится увидеть. Здесь другое. Даже тот, кто заявляет, что, дескать, ничего больше не надо, только покажите мне истину, жаждет другого: приобщиться к ней как ко всему, что есть. Соединиться с ней, в нее нырнуть, ей отдаться, стать с ней одним, в ней растворившись. Не увидеть истину – такого и в мыслях нет! – а позволить ей быть, жить через него, его посредством актуализироваться, раскрыться подобно цветку, да простится эта поэтическая вольность, тем более, что она и так – всегда есть, всегда актуализирована и раскрыта. Ведь только дал ей проявиться, как оказалось – всего лишь застал ее как извечно проявленную.

Полную картину видеть некому: все, существующее для зрителя, – фрагментарно, частично. Полная картина включает в себя своего зрителя, причем не как свою часть, а как нечто, единое со всем остальным. Ибо отличающееся полнотой не может быть разделено в себе. Лучше сказать, полная картина растекается за рамки лишь объекта, занимая и пространство своего потенциального зрителя тоже. Никто, откликнувшийся на истину – да не покажется это странным – не собирается ее узреть. Наоборот, было бы удивительным, если бы отказываясь от себя, отдавая себя вместе со своими оптическими приборами, он, оказавшись никем и ничем, еще и собирался бы что-то видеть.

 

«О, не пытайтесь рассуждать об этом», — предупреждает мудрец новичков, когда обращает их взор на что-то окончательное. И добавляет: «Нет слов для описания этого».

Однако он не договаривает. Действительно, для описания этого не подобрать ни слова. Но почему? Потому что не о чем подбирать слова! Вот это — настоящая причина, причина причин. Все остальные неубедительны. Единственно достойная причина быть неописуемым — не быть вообще чем-то (кем-то). Но в таком случае тот, кто предостерегает новичков от ошибок, сам совершает первый и главный промах, который заключается в том, что он вообще завел разговор о неописуемом.

 

С истиной нужно быть одним целым, в то время как знанию ее как объекта грош цена. Или вот: нельзя уразуметь того, что разумеется само собой, — ведь разумеющееся само собой перестанет быть таковым, если рядом с ним появится уразумевший его некто (с какой стати ему появляться, если имеет место действительно разумеющееся само собой?). Именно таков смысл загадочного выражения: «Если надо объяснять, то не надо объяснять».

 

Другие философские высказывания о реальности — в тексте «Невидимая невидимость невидимого»