Предельная ясность. Конспект лекции

Итак, бесконечное. То, что не имеет пределов. Бескрайнее. Вот на чем давайте сосредоточим наше внимание.

Попробуем высказать о бесконечном несколько суждений, наблюдений, выводов. Истин, так сказать.

Ну, например: бесконечное – это то, кроме чего ничего больше нет.

Какие еще могут быть умозаключения, описания?

Вот, скажем, еще: бесконечное ни с чем не соотносится. Из этого вытекает, к примеру, такое соображение: раз оно ни с чем не соотносится, бесконечному не нужно именоваться. Его нет смысла отличать – отличать его попросту не от чего.

Или, допустим, вот что: у бесконечного не может быть наблюдателя. Ну, раз оно, не имея пределов, не оставляет ни для кого и ни для чего места. Так ведь?

Что еще можно отметить?

Хорошо, достаточно.

Теперь у меня к вам такой вопрос: а не являются ли все эти суждения тем, что и так ясно?

Скажем, бесконечное ни с чем не соотносится. Но это же прямо вытекает из его бесконечности! Вернее, сразу же содержится в ней. Раз мы имеем дело с бесконечным, само собой ведь разумеется, что оно ни с чем не соотносится. Нужно ли на это дополнительно указывать? Не нужно. Если ты понял про бесконечное, что оно – бесконечное, то ты понял и то, что оно ни с чем не соотносится.

Или возьмем тезис, согласно которому по отношению к бесконечному невозможен наблюдатель. Это ж и так ясно. Нужно ли об этом заводить особую речь? Нет, конечно. Это очевидно до такой степени, что не требует ровным счетом никакой фиксации.

Все это и так ясно.

Однако давайте вместо слов «и так ясно» подставим слова «не имеет значения». Получится: все это не имеет значения. Все суждения, которые мы вынесли о бескрайнем – все это не имеет никакого значения. Можно ли так утверждать?

Да, можно. Вот, например, мы говорили, что бесконечное ни с чем не соотносится. Имеет ли это значение? Если мы имеем дело действительно с бесконечным, то ведь кроме него ничего нет. Совсем ничего нет. Важно ли тогда замечание, что нечто не соотносится с тем, чего нет, с ничем? Нет, разумеется. Это самое что ни на есть пустое сообщение.

Или: наблюдатель бесконечного невозможен. Но если кроме бесконечного ничего нет, откуда тогда вдруг пошла речь о наблюдателе? То, что у бесконечного нет наблюдателя – это излишнее и даже бессмысленное утверждение. Это и не истина вовсе, а самая натуральная ложь.

Судите сами. Свобода бескрайнего от имени и наблюдателя состоит в превращении их в ничто. Если я свободен от имени, то «имя» – пустой звук, так ведь? Однако, в таком случае, самая свобода бескрайнего от наблюдателя и имени, коль скоро это свобода от ничто, оказывается пустым, ничтожным моментом, отнюдь не характеризующей характеристикой.

Итак, в самом начале мы высказали относительно бесконечного ряд тезисов. Верных, логичных, разумных и справедливых. Так нам показалось, не правда ли? Но затем мы сказали, что все это и так ясно. Потом пришли к тому, что все это не имеет значения. Давайте сделаем следующий шаг и признаем: все, что утверждается в наших тезисах, все эти наши понимания – они поняты тогда, когда и понимать-то нечего. Недавно мы говорили, что это и так ясно. Теперь давайте скажем иначе: тут нечему быть ясным.

Ясность и очевидность здесь слишком совершенны, чтобы говорить о том, что из бескрайности бескрайнего вообще что-то очевидно прямым образом, что из нее что-то следует само собой или непосредственно в ней содержится. Предельная ясность, кстати говоря, это когда ясного уже не отыскать, когда ясным быть нечему. Это похоже на ненужность ответа в связи с отпадением вопроса.

Бесконечное ни с чем не соотносится – поняли мы. Но тут нечего понимать! Совсем. Бесконечное не относится к тому, что отличают и выделяют. Еще одно понимание. Однако будет ли потерей его отсутствие? Нет. Потому что бесконечное – это когда конечного, того, что отличают и выделяют, нет и в помине, так зачем сравнивать то, что есть, с тем, чего нет? Беспредельному не нужны определения. Что потеряно, если такого понимания не произошло? Ничего! Раз ему не нужны определения, значит, ну их черту! Нечего заводить о них речь! Нечего на этом останавливаться, заострять внимание. А если потери нет, значит понятое – ничто. Значит нечего было понимать.

Нам нечего понимать про бесконечное. Все относительно него понятое будет ничтожным. Или выражусь так: когда есть бескрайнее, нет ничего могущего быть понятым, тем более требующего понимания, осмысления. Нечего не только выяснять – нечему даже быть и так ясным, само собой разумеющимся и т.д. Ничего такого нет вообще.

Кстати, а когда нечего выяснять? Выяснять нечего, когда и не про что выяснять. И бесконечное именно таково. Таково, что здесь не про то выяснять что бы то ни было.

Когда у чего-то нет границ, то уже не скажешь, что границ нет у чего-то. Когда нет границ – нет ничего из числа чего-то, из числа конкретного и определенного, у чего не было бы границ. И можно смело сделать сокращение: когда нет границ, ничего нет. Хорошо, снова удлиню: нет ничего объектного, объективного. Нет, все-таки, оставим сокращенный вариант: нет ничего.

Здесь не совсем о том речь, что бесконечного – нет. Просто когда есть бесконечное – ничего нет. Бесконечное может и есть. Но когда оно есть – нет ничего. Как-то так. Во всяком случае, фиксировать отсутствие границ не у чего, это уж точно.

Впрочем, это незачем понимать. Ибо и тут тоже понимать нечего...

Есть вопросы?